Самая «нежная» пьеса Гришковца. Теперь и в Смоленске

Самая «нежная» пьеса Гришковца. Теперь и в Смоленске

Международный день театра Смоленский драматический встретил премьерой - спектаклем «Весы» по пьесе Евгения Гришковца.

В Смоленске Евгения Гришковца любят. На трогательных и откровенных постановках по пьесам драматурга - всегда полный зал! Именно поэтому я решилась на своеобразный эксперимент, взяв с собой на премьеру «Весов» знакомого и не сказав ему, что автор текста – Гришковец. Ради чистоты эксперимента хотелось понаблюдать за реакцией «подопытного» - нравится ему спектакль актера и режиссера драмтеатра Игоря Голубева, или нет.

Человек смотрел на сцену с нескрываемым интересом. Проникся действом и актерской игрой. Переживал совершенно искренне! Смеялся, с энтузиазмом комментируя происходящее, испытывал грусть. Я заметила, что в финале его глаза блестели от слез…

Слез радости и печали, свидетельствующих о личностном, болезненном сопереживании и восторге от прочувствованного им.

Покинув зал, он сказал: «Ты знаешь, я так давно не видел человеческих спектаклей. Простых, незамысловатых, повествующих о проблемах, волнующих всех и каждого. Надоели до чертиков натужные, притянутые за уши ситкомы о чужой и непонятной мне жизни. Эти, как ты их называешь, «философские китайские шкатулки с тройным дном». Сегодня я смотрел «про себя»…. Эх, побольше б таких постановок!.. Добрых. Простых – о сложном».

Действительно, отец троих детей Евгений Гришковец назвал свою пьесу о ночи, которую четверо мужчин проводят в роддоме в ожидании малышей, «нежной». А вот о героях «Весов» драматург отзывался, что «они вовсе не неженки, а нормальные, земные мужчины, переживающие волнительное, важное и очень особенное для них событие»: «Эта пьеса про тех, кто встречает. Тот человек, который ждет рождения ребенка и старается быть поближе к жене – он не очень плохой!»

«Среди моих знакомых я не видел ни одного человека, для которого рождение ребенка не стало бы серьезным событием в жизни, - вторит автору «Весов» режиссер, заслуженный артист России Игорь Голубев. - Переломным, знаковым! Момент, когда твоя супруга сообщает о беременности, – самое счастливое время для человека. Об этом только можно мечтать!

Ко мне пришло осознание: мужики тоже… рожают, и для них это очень важно. Я понял, что они во время женских родов становятся невероятно сентиментальными… Нежными. Беззащитными. И я очень хочу это показать на сцене. Показать мужественность в слабости. Мужественность, она же в нежности проявляется! В отношении к женщине и ребенку».

На сцене, в «приемном покое» в неизвестности мечутся трогательные, нелепые и абсолютно беззащитные мужчины. Артем (Евгений Ракицкий) ждет первенца и решился на ультрамодные партнерские роды, Алексей (Юрий Гапеев) явился в роддом с футбольного матча нетрезвый, прихватив с собой друга, и очень переживает, что в третий (!) раз опять не смог отвезти жену рожать. У двери «родильного отделения» сидит, пригорюнившись, пожилой мужчина (Анатолий Бибекин). «Профессор» не реагирует на пикантные колкости, которыми его осыпают подвыпившие мужики. Дескать, в столь почтенном возрасте можно обрюхатить разве что студентку или аспирантку.

У каждого из них – свой страх, и своя боль. От волнения и вынужденного безделья мужчины начинают общаться, тут-то и выясняется, что у них тоже есть обнаженное и беззащитное сердце. А в нем - совесть и стыд, любовь и нежность. «Профессор», «просто» пожилой Игорь, болеет душой за свою девятнадцатилетнюю дочь, которую кто-то обидел в далекой и бездушной Москве, и теперь новорожденному уготована безотцовщина…

Алексей мучительно совестится и переживает, простит ли его оплошность жена.

Разбитной Эдуард печалится об утраченной «первой» жизни. Когда-то у него был сынишка. Заболел – не доглядели, и умер в полтора годика. Тогда-то и разбилась жизнь Эдуарда вдребезги. Начал новую, и теперь патологически, болезненно боится потерять сына от второго брака. Хоть и, по словам Эдика, «и пахнет от него уже мужиком, да я сам готов ногу ему сломать, только чтобы в армию не пошел!»

Кстати, в роли Эдуарда в «Весах» выступил сам режиссер. «Я никому не хотел Эдика отдавать, - признался Голубев. – Понравился он мне. Сыграю плохо или хорошо, но буду я! Мое право - я режиссер. Назначил распределение – точка! Моя это роль. Сложно, конечно, было: ты себя не видишь со стороны и можешь наломать дров. Ребята помогали! Я слушал актеров - им видней, пытался их рекомендации учитывать».

Спектакль построен на обыденных спорах, переживаниях и сомнениях. Как назвать ребенка? Как сделать так, чтобы имя получилось красивым и не сломало человеку судьбу?.. Мужчин волнует многое, им хочется высказаться, поделиться друг с другом сокровенными тайнами, в то время как Женщина-Мать совершает подвиг, при виде которого они падают в обморок.

Актеры проживают (именно проживают!) монологи, обращаясь порой не к друг к другу, а в зал.

Игорь Голубев убежден: Евгения Гришковца нужно ставить в его жанре. Таким, какой он есть. Только так его переживания дойдут до зрителя:

«Гришковец умеет вытаскивать из твоего нутра чувства, метания и страдания, о которых и не расскажешь особо. В традиционной пьесе есть сюжет. А в его монологах – живые эмоции, которые, как мне кажется, немногим удается выразить».

Монологи точно бьют в цель, заставляя зрителя всей кожей ощутить боль другого человека, вызывая катарсис.

Взволнованный рождением первенца Артем, задыхаясь, признается матери по телефону: «Я видел, как сегодня родился мой сын. А я уже такое про этот мир знаю…». Мы не знаем, кто этот «просто Артем», но в своем монологе молодой мужчина говорит, что успел поработать в следкоме и в прокуратуре. А значит, он ЗНАЕТ – мир опасен и страшен. Способен растоптать человеческую жизнь. И теперь Артем всерьез тревожится не за себя, а за малыша, который только что появился на свет. А ведь это он – «просто Артем» - привел нового человека в страшный и враждебный мир...

Ирина Голованова практически одновременно играет три женские роли - мать дочери, мать сына и медсестру. Каждый из воплощенных на сцене образов – синтетический. Мать и хозяйка, жена и любовница, философ и дипломат. По мнению режиссера, «у женщины гораздо больше образов. Основные – Мать и Богиня, которая продолжает жизнь, а мы перед ней преклоняемся. Какой-то «пчелиный» вариант у нас получился. Женщина – «пчелиная матка», а вокруг нее вращаются мужики!..

Ирина Голованова хорошо справляется с ролью - мне нравится, как она играет во всех трех ипостасях. Воплотить на сцене три разные роли за один спектакль – это большой опыт и профессиональное мастерство».

Сам Евгений Гришковец относится к гороскопам и знакам Зодиака скептически, с большой иронией. Его точку зрения озвучивает Водолей Эдуард. На «просто Эдика» возложена еще одна важная мысль, которую он должен донести до зрителя: «Мужчины зависят от семьи, а не семья от них…».

В «Весах» нет классического конфликта, но каждый из персонажей к финалу спектакля открывается зрителю с новой стороны, проявляя себя даже в моменты слабости по-мужски. А иначе и быть не может.

«В мужчине я уважаю мужчину, который в нужный момент берет ответственность на себя, - не скрывает Игорь Голубев. - Жизнь на каждом шагу доказывает, мужчина ты, или нет. В «Весах» Гришковца образы не колышутся вправо-влево. Они уже сформировались».

Поставить камерный спектакль по пьесе Евгения Гришковца на Большой сцене было делом безумно сложным. «Весы» - глубоко интимная вещь. Будем прорываться к зрителю сентиментальностью…», - произнес на прощание режиссер.

Прорваться удалось. После спектакля «Весы» буквально каждый зритель выйдет из зала с ощущением просветления и осознания великой тайны: на самом деле, люди – добрые!

Источник: Рабочий путь

Читайте также
Вы можете оставить комментарий, или trackback с Вашего сайта.

Оставить комментарий

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.

Следите за нами в Twitter