Время вернувшихся самолётов

Время вернувшихся самолётов

Ровно шесть лет назад я писал о судьбе Шаталовского гарнизона и даже не мог предположить, что вновь вернусь к этой теме. И, собственного говоря, зачем, ведь в октябре 2009 года казалось, что всё ясно. История Шаталовского аэродрома закончилась – самолёты улетели, посёлок, где жили военные, становился всего лишь точкой на карте, такой же ничем не примечательной, как десятки других на территории области. А судьба жителей, в основном отставников – ветеранов-лётчиков, на тот момент оставалась туманной…

Поводом для возвращения к теме Шаталово стали события этой осени. Самолёты вернулись. Вернулись так же неожиданно, как когда-то улетели.

По неподтверждённым данным, сегодня в Шаталово базируется порядка десяти самолётов, предназначенных для ведения военно-воздушной разведки и картографирования местности. Это Су-24 и Ан-30.

Однако в скором времени, опять же по неподтверждённой информации, количество самолётов в Шаталово может значительно увеличиться.
В посёлке вновь закипела жизнь…
Заброшены и забыты

Сегодня Николай Васильевич ПОЛАЛОГА – депутат Починковского районного Совета, он возглавляет ветеранскую организацию в Шаталово. А в октябре 2009 года, когда я с ним познакомился, отставного подполковника, бывшего заместителя командира Шаталовского гарнизона, прожившего в посёлке к тому моменту 18 лет и занимавшего квартиру, принадлежащую Министерству обороны, волновал вопрос: а не попросит ли собственник освободить ведомственное жильё? Причём этот вопрос серьёзно нервировал всех отставников.

Но не только квартирная проблема волновала тех, с кем мне тогда пришлось говорить.

По районным меркам Шаталово, где в 2009 году проживали почти 4 тысячи человек (для сравнения: в Починке тогда – чуть более 9 тысяч жителей), был крупным населённым пунктом с асфальтированными улицами, пятиэтажными домами, магазинами, Домом офицеров, с общеобразовательной и музыкальной школами, библиотекой. В домах наличествовало горячее и холодное водоснабжение, газ, электричество. Жители многих уголков Смоленской области позавидовали бы шаталовцам. Но что произойдёт со всем этим жилищно-коммунальным комфортом после ухода военных?

И ещё: воинские части, базировавшиеся в Шаталово – а здесь были размещены не только лётчики, – давали рабочие места всему местному населению. Не стоит забывать, что Шаталово – это так называемый моногородок, точнее, монопосёлок, который строился специально для тех, кто служил на аэродроме или обеспечивал его функционирование. Другой работы здесь просто не было. И тех, кто оставался в Шаталово, не мог не волновать вопрос: как, точнее, на что им дальше жить?

Вот в такой неопределённости заканчивался для шаталовцев 2009 год…
Потускневший лоск

Прошло шесть лет. Один из главных вопросов – квартирный – благополучно разрешился. На улицу никого не выгнали, но и жить под Министерством обороны оказалось не так уж сладко.

– Изначально фирма, обслуживающая жилищный комплекс, находилась в Калужской области, затем в Твери, а сейчас в Москве, – рассказывает Николай Полалога. – Калужский офис обанкротился, а деньги, которые мы платили за содержание и ремонт, куда-то испарились.

Но и это не вся беда. Настоящая беда заключается в размере квартирной платы.

Из Шаталово многие бывшие сослуживцы, а теперь такие же отставники, переехали в Смоленск, потому у местных жителей есть возможность сравнить. И получается, что за аналогичную «двушку»-«трёшку» в областном центре платят примерно на тысячу меньше, чем, как здесь говорят, «у нас в деревне». Единственное утешение – нет перебоев с теплом и горячей водой, какие наблюдаются в Смоленске.

Причём жалобы на размер квартплаты отнюдь не голословны. В качестве доказательства Владимир Георгиевич Жданов показал счёт за сентябрь на свою квартиру площадью 63,2 квадратного метра.

Чехарда управляющих компаний привела только к тому, что из посёлка выкачивались деньги, а что будет с жилым фондом – никого не волновало. Как говорится, хоть трава не расти.

Хотя нет. Трава как раз очень даже растёт. Посёлок сильно обветшал и потерял свой военно-парадный лоск: асфальт облез, дома потускнели, а мост, который связывает Шаталово с «большой землёй», вызывает серьёзные подозрения в своей прочности.

С мостом вообще происходит что-то непонятное. Как рассказал Владимир Георгиевич ЖДАНОВ, полковник в отставке и глава администрации Шаталовского поселения с 2010-го по 2015 год, так и не удалось выяснить, кому этот мост принадлежит, а отсюда и проблема – кто должен финансировать его ремонт.

Когда в 1971 году молодым лейтенантом Владимир Жданов приехал в Шаталово служить, на месте нынешнего бетонного моста был деревянный. Потом появился некий военный склад, а может, он был и раньше, никто сейчас уже не помнит всех деталей. На этом складе хранились атомные бомбы, специально для их транспортировки и был построен бетонный мост. Затем, уже в 90-е годы прошлого века, склады расформировали, содержимое вывезли, а мост так и остался ничейным.

Честно говоря, пройтись по нему, когда через оголённую арматуру под ногами видна бегущая внизу река, удовольствие не из приятных.

Своими силами не дали разграбить посёлок

Когда военные покинули Шаталово, что называется, отступили вглубь страны, оставшимся нужно было как-то обустраивать свою жизнь, поскольку у нас не привыкли рассчитывать на помощь власти.

В 2010 году ветераны посёлка решили поставить своего главу администрации Шаталовского сельского поселения. Провели выборы депутатов и назначили своего человека – Владимира Жданова. Правда, очень скоро выяснилась парадоксальная вещь: оказывается, существует два Шаталово. Одно – гражданское сельское поселение, а другое – военный гарнизон, пусть даже сами военные из него ушли. В выборах местного самоуправления оба Шаталово участвуют на равных, а вот когда доходит до решения конкретных вопросов, то здесь всё врозь.

– Однако кое-что нам, смею надеяться, сделать и здесь удалось, – не без гордости говорит бывший глава Шаталовской администрации Владимир Георгиевич Жданов.

Так, например, когда военные ушли, без присмотра осталось порядка четырёхсот квартир. Их заперли и забыли.

– Сколько писем, будучи главой, я получил от Сердюкова с требованием принять эти квартиры на баланс поселения! – вспоминает Владимир Георгиевич. – А как их примешь? Управляющую компанию, которая следила бы за этими квартирами, найти невозможно. Потому что у поселения просто нет денег расплачиваться.

Пустующие квартиры начали потихоньку вскрывать бомжи, наркоманы. Отставные офицеры своими силами всех выгнали, установили дежурства. Так и сохранили жилой фонд в хорошем состоянии. Оказалось, что не зря. Сегодня вернувшиеся офицеры имеют вполне достойные жилищные условия.

– Ни одного окна за всё время разбито не было, – опять же не без гордости говорят мои собеседники.
Правда, сохранить удалось не всё. Да и не всегда имелась такая возможность. Так, Николай Васильевич Полалога рассказал, что с места стоянки самолётов авиаполка всё ж таки спёрли больше тысячи бетонных плит…
Место работы

Для местных жителей Шаталовский гарнизон – это не только гордость за нашу военно-воздушную мощь. Для обыденной жизни всё гораздо прозаичнее.
– Радует то, что вернули обратно воинскую часть, и жизнь у нас закипела, – говорит Николай Полалога. – Она стала кардинально меняться. Создали новые рабочие места, а для деревни это очень многое значит. Местные органы самоуправления будут финансироваться на другом уровне. Ещё шесть лет назад был профицит местного бюджета. А ушла воинская часть – возник острый дефицит. Сейчас что-то появится. Хотя эти деньги гарнизона не коснутся, потому что ещё до конца не решён вопрос перевода этой земли в муниципальную собственность.

– Налоги уже пошли в бюджет, – уточняет Владимир Жданов. – До моего переизбрания в сентябре 2015 года я рассчитался со всеми долгами. А накопился миллион.
Оптимистический эпилог

А ведь в своё время аэродром в Шаталово был не просто одним из западных форпостов СССР. Именно здесь осваивались все новейшие типы истребителей, которые потом разлетались в войска по всей стране.

Старожилы ещё помнят, как на Шаталовском аэродроме проходили обучение алжирские лётчики.

– Когда приехали первые 50 человек, мороз был градусов 30, – вспоминает Владимир Жданов. – Они пробыли здесь примерно час. Потом их обратно в автобусы, и они весь период обучения жили в Смоленске в гостинице. А сюда их возили каждый день.

И так – каждая алжирская группа: если обучение выпадало на зиму, они жили в Смоленске.

До расформирования Шаталовского гарнизона здесь базировались два авиационных полка, инженерный батальон, служба радиотехнического обеспечения – всего семь частей. Пока вернулось только одно авиационное подразделение. Но ветераны надеются, что во всяком случае лётные полки снова будут базироваться в Шаталово, как прежде. Несмотря на всю военную таинственность и недоговорённость, именно такие слухи упорно курсируют по посёлку…

Алексей Гусинский
Смоленская газета

Читайте также
Вы можете оставить комментарий, или trackback с Вашего сайта.

Оставить комментарий

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.

Следите за нами в Twitter