Более тридцати лет писатель Виктор Будаков занимался биографией геополитика Андрея Снесарева

Более тридцати лет писатель Виктор Будаков занимался биографией геополитика Андрея Снесарева

Более тридцати лет писатель Виктор Будаков занимался биографией геополитика Андрея Снесарева.

«Честь имею» – эти слова совсем исчезли из нашего речевого обихода. Пожалуй, они больше озадачат или возмутят нас, чем «не имею чести», хотя кто же их произнесет?

В книге воронежца Виктора Будакова «Честь имею. Геополитик Снесарев: на полях войны и мира» слово «честь» звучит не только на обложке, но и почти на каждой странице, там, где появляется главный герой этого лирико-исторического повествования – генерал русской армии Андрей Евгеньевич Снесарев, наш земляк.

В последние годы, когда извлекают из тёмного забвения крупных деятелей нашего прошлого, подчас не славят их, а разоблачают, выставляют на свет всю их подноготную, конечно же, черную, страшную, а то и кровавую. Но в книге Будакова во весь свой завидный рост встаёт почти идеальный человек. Для иных он в целостном облике своём покажется невероятным, компьютерно смонтированным.

Более тридцати лет отдал Виктор Будаков на восстановление литературного портрета своего почти забытого земляка.

Повествовательное русло книги формируется из трёх основных потоков: документального, художественного и лирико-публицистического. Фарватер этого русла определяют собою три главных героя: Снесарев, автор книги и наша бурливая история. Книга напоминает нам, как много мы беспечно забываем и как многого просто не знаем, как нелепо проигрываем от этого незнания.

Не раз по ходу чтения возникает жгучий вопрос: почему так трагически складываются судьбы выдающихся сынов России? Какой была бы наша страна, если бы их не сбивали с ног, не губили в лагерях и застенках?

Широкозахватное, многолюдное повествование – не только о восходящем, героическом, трагическом пути Снесарева, но и о поражениях и утратах его Родины, которой он служил самозабвенно и честно, под каким бы флагом она ни была.

Самый трудный этап судьбы Андрея Евгеньевича – лагерное бытие, по крупицам восстановленное из его дневников и писем, из других источников. И его, безгрешного, не миновала чаша сия. Лагерные страницы будаковской книги потрясают картинами вулканических извержений жестокости, изощренного зла, убиения человеческой личности. Долгие годы разжигаемая ненависть обернулась вседозволенностью победителей, пожирающей и чужих, и своих… В множестве отступлений от главного хронологического сюжета нескрываемо звучит авторское «я» – единомышленника и земляка Снесарева.

Малая родина наших героев – своего рода центр мироздания, некий магнит, притягивающий к могучему течению Дона все события российской истории от времен античности до начала нашего века. Всё здесь овеяно мифологией, каждый холм или курган, каждый изгиб реки, каждая степная травинка полны какого-то священного значения. Лирическая волна захватывает не только общеизвестное, знакомое нам по школьным учебникам, но и редкие подробности, поиск которых требовал многолетнего кропотливого труда историка.

Автор привлекает всё, что осталось «на краешке памяти», и всё, что оказалось нетронутым даже в солидных исследованиях. Он часто думает и говорит за героя, смотрит на происходящее его глазами, передвигается с ним от западных российских границ до Индии и Афганистана. Он как бы побратался с персонажем, досконально знает его во всех ипостасях – от командующего фронтом до отца семейства. Перед нами, как на экране, встаёт Человек – преданный сын России, мыслитель, полководец, ученый, геополитик, обладающий редкой прозорливостью, бесстрашный солдат и одновременно глубоко чувствующая, тонкая, образованная (знал 15 языков!), гуманная личность с ранимым сердцем: «Я сам очень страдаю с моей жалостливостью от многих картин».

А ведь сам шёл и посылал на смерть, видел раздробленные, разорванные тела окопников, слышал стоны и мольбы тяжелораненых. Но при всем этом он не был пацифистом и никогда не уклонялся от грозных испытаний: «Остаюсь при вере, что война и великое дело, и дело неизбежное».

Он мыслит трезво, исторически, хорошо зная, как было, есть и, наверно, будет: «Война влита в существо нашего мира как один из величайших факторов юридического, экономического и нравственного характера». Потому-то его военные труды не утратили актуального значения и для нашей армии, и вообще для России, переживающей кризисные, роковые времена.

Снесарев как личность сформирован традиционными устоями русской жизни и культуры и остался до конца верен им. Он храбро сражался за Россию на полях Первой мировой войны, получал звания и награды. И вдруг оказался в стане красных, а не на родном Дону, среди белых. Что же случилось? Почему он, присягавший царю и Отечеству, добровольно пошёл к большевикам?

Это решение было для него непростым. Но всё же честным и твёрдым. В хаосе Гражданской войны он расслышал главную, призывную ноту: «Социалистическое Отечество в опасности!» А раз Отечество в опасности, его надо спасать.

Такие люди, как он, пишет Виктор Будаков, «мыслили не политически, а геополитически», то есть смотрели далеко вперёд, видя фронты Второй мировой. Они понимали, что спасти Россию от распада могли только красные. Зато те потом поставили во главу угла сакраментальное «не наш человек»: Снесарев был не чета Ворошиловым и Буденным.

За пролитую кровь, за жертвы Гражданской войны и террора пришлось дорого заплатить многострадальному народу. Когда свои убивают и травят газом своих же, это небом не прощается. Снесарев всё видит, всё понимает, глубоко страдает, но ничего изменить не может: «Этот всеобщий жестокий развал моей страны гнетёт меня до земли».

Подобные слова мог бы сказать и Виктор Будаков, обдумывающий своё, послеснесаревское, время. «Допустимо ли морально служить кроваво-враждебному новому, – вопрошает Снесарев, – чтоб его «усовершенствовать»? И отвечать надо было не словесно-философски, а поступком, судьбой, готовностью пожертвовать собой. Будаков с удивлением, впрочем, не сильным, принимает и понимает его возможный ответ: «Странна страна Россия: в ней даже у страдающих от государства невытравим государственный взгляд…»

Когда же «Честь имеющие» государственники перестанут страдать от своего государства, а будут с любовью строить его, как родной дом?

Читайте также
Вы можете оставить комментарий, или trackback с Вашего сайта.

Два комментария на запись “Более тридцати лет писатель Виктор Будаков занимался биографией геополитика Андрея Снесарева”

  1. Иван Явсеенко:

    Советую прочитать книгу историка Алима Морозова «Служил Отечеству» о Снесареве, изданную в Воронеже в 2005 году, чтобы понять, является ли книга Будакова подделкой. В ней видно, как Будаков переиначивает чужие фразы (видимо из дневников Снесарева и учебников). Да и образа у Будакова не получился, что получилось у историка Морозова. Поэтому Будаков нигде и не упоминает фамилию достойного автора.

  2. Евгений:

    Да, прочитал книгу Морозова — емкая и четкая, читается с интересом. После нее книга Будакова выпадает из рук от его ломанного языка, когда переставляются слова из дневников генерала.
    Хоть бы не позорился, этот Виктор Будаков…

Оставить комментарий

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.

Следите за нами в Twitter