Экс-мэр лишён голоса

Экс-мэр лишён голоса

Кульминацией в процессе экс-мэра Э.А. Качановского должен был стать день 9 марта, когда подсудимый перед коллегией присяжных мог дать показания по делу, ответить на вопросы сторон обвинения и защиты, а также присяжных заседателей. Этого, увы, не произошло, Э.А. Качановский в который раз решением судьи был удалён из зала судебных заседаний. Бесповоротно, вплоть до последнего слова подсудимого. Но обо всем по порядку.

Меня допустили в зал заседаний до прихода присяжных. Увидав журналиста, подсудимый сделал неофициальное заявление, просил защиты у смолян, заявил, что и следствие, и суд над ним есть произвол, беззаконие, нарушение всех прав и свобод. Данный эпиграф ничего хорошего не сулил, что и подтвердилось несколько часов спустя.

Сначала судья рассмотрел ряд ходатайств. Обвинение просило приобщить к делу приговор в отношении гражданина Осипова, бывшего заместителя Качановского, уголовное дело в отношении которого рассматривалось в особом порядке. (Осипов получил условное наказание).

Сторона защиты высказалась против приобщения приговора Осипова к делу Качановского, но суд удовлетворил ходатайство стороны обвинения. В свою очередь адвокаты ходатайствовали о допросе по обстоятельствам уголовного дела свидетеля Листовской, главного бухгалтера Смоленского банка, находящейся в здании суда. Сторона обвинения возражала, суд отказал стороне защиты в удовлетворении заявленного ходатайства. Как видим, состязательность сторон в процессе налицо.

Далее подсудимого вывели из зала, впустили присяжных и начался допрос свидетелей стороны защиты.

Напомню, поводом для обвинения является трёхкомнатная квартира на 10-м этаже нового дома на ул. 25 Сентября, которую Качановский, по мнению следствия и гособвинения, вымогал у застройщика в качестве взятки.

Противоположная сторона настаивает на версии благотворительности, следовании экс-мэра традиции, согласно которой мать, родившая тройню, получает от города 3-комнатную квартиру. Супруга экс-мэра на вопросы по делу пояснила, что неоднократно слышала от мужа о матери, родившей тройню, и отсутствии возможностей у мэрии на тот момент предоставить семье новую квартиру. Это вкратце. Далее допрашивался управляющий Московским филиалом ООО «Смоленский банк» П.Н. Шитов, подтвердивший факт оплаты через банк спорной квартиры. При этом он сослался на акт проверки возглавляемого им филиала, которая проводилась сотрудниками следствия, – никаких нарушений или подделок по оплате данной квартиры не обнаружено. Оставалось самое интересное – дача показаний самим подсудимым и его допрос присяжными.

Эдуард Алексеевич заявил ходатайство о даче показаний в форме свободного изложения. Суд удовлетворил просьбу, но предупредил об ответственности за оказание давления на присяжных. Что это означает?

Изложение только фактов, вне мотивировочной части.

Свободный рассказ экс-мэра продлился не более 5 минут. Судья трижды останавливала Качановского, делая ему замечания. Например, когда экс-мэр упомянул о предвыборной компании в горсовет господина Шепелева. И наконец, когда Эдуард Алексеевич сказал о сложившемся у него неприязненном отношении к застройщику Шепелеву, сдававшему дом, где приобреталась квартира для многодетной семьи (по версии следствия – вымогалась как взятка), судья лишила Качановского слова. Подсудимый и следом сторона защиты заявили отвод председательствующему судье. Та объявила перерыв, после которого в заявленном ходатайстве экс-мэру было отказано. Более того, суд лишил подсудимого права на дачу показаний в присутствии присяжных заседателей в любой форме, мотивируя отказ попытками подсудимого оказывать на присяжных давление. Обосновывая свою позицию, судья Н.В. Васильева зачитала фрагмент закона о суде присяжных, где говорится о запрещении подсудимым оказывать давление на суд, приводя доводы, не имеющие прямого отношения к делу.

В глазах стороннего наблюдателя это выглядит сомнительно. Подсудимый может говорить только о конкретных фактах, вне мотивировки своих решений и поступков. А почему он кому-то не доверял или наоборот, подобные показания в суде присяжных, в отличие от суда обыкновенного, исключаются.

Всё, на этом заседание завершилось. Следующее назначено на 5 апреля. Сторонам обвинения и защиты перед присяжными заседателями предстоит доказывать правоту своих позиций. Подсудимого в зале заседаний не будет. За Качановским остаётся право только на последнее слово к присяжным, которое ему позволят произнести непосредственно перед удалением их в совещательную комнату. Задать вопрос подсудимому, получить ответ присяжные уже не смогут.

Напомню, что практически весь судебный процесс проходит без участия подсудимого, так как он еще до окончания допроса первого свидетеля был удален из зала судебного заседания за краткие, но неоднократные высказывания о личностных неприязненных отношениях с Шепелевым и о фабрикации в отношении него уголовного дела.

Порядка 30 свидетелей были допрошены без участия подсудимого. Таким образом, он не имел возможности задать вопрос тем или иным свидетелям. Пожалеет ли Эдуард Алексеевич о выбранной им самим форме судебного разбирательства?

Читайте также
Вы не можете оставить комментарий.

Оставить комментарий

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.

Следите за нами в Twitter