Смолянка рассказала историю смерти 4,5-месячной дочери

Смолянка рассказала историю смерти 4,5-месячной дочери

Трагическая история случилась в майские праздники в Смоленске. 4,5-месячная кроха перестала дышать на руках у матери в приёмном отделении больницы. Врачи реанимировать малышку не смогли. Мама умершей девочки поделилась с нашей редакцией своими воспоминаниями о том страшном моменте, когда оборвалась жизнь её крохи.
Тамара вспоминает, что в субботу, 2 мая, <a href="story.php?id=101676">дочка </a>стала плакать, подтягивать к животику ножки. Сам живот маме показался твёрдым, как камень. Она вызвала врача из поликлиники №5 на Толмачева. Пришла дежурная врач и с ходу посоветовала давать ребенку противовирусные препараты.
Она нас даже слушать изначально не хотела. Она ребёнка даже не смотрела. После того, как я попросила послушать ребёнка и посмотреть горло, животик. Тогда она нехотя посмотрела, послушала и сказала, что всё нормально, пейте противовирусные. Выписала ещё препарат, который нормализует работу кишечника.
После этого врач ушла, предупредив, что завтра придёт другой доктор. Родители сразу же дали малышке назначенные препараты. Но легче ей не становилось. К вечеру у неё поднялась температура 37.2. Девочка продолжала пронзительно кричать. Тогда мать решила вызвать скорую помощь.
Врач надавила на животик и сказала: «У вас колики. Зачем вы нас вызываете с коликами?!». Выставили меня полной идиоткой, посмеялись надо мной, что я долбанутая мамашка, которая вызывает скорую по любому поводу. Сказали: «пейте эспумизан». И уехали, добавив, что это нормально, у ребёнка же ещё и зубы режутся.
К ночи малышка успокоилась. Ночью просыпалась, кушала и вновь спокойно засыпала. Около 7 утра 3 мая она снова поела.
В 8 утра она снова начала капризничать: у неё всё болело, она загибалась, прям видно, что животик болел. Температура поднялась до 37,9. Мы вызвали скорую. Мы ждали врачей 1,5 часа или чуть больше. К моменту их приезда температура уже выросла до 38,4. Врач сразу же сказала, что ребёнок маленький и не может сказать, что у него болит, поэтому необходимо срочно ехать в больницу. Про эту скорую я ничего плохого сказать не могу, кроме того, что очень долго ехали. Нас забрали в больницу…, — вспоминает Тамара.
Малышку с матерью привезли в детскую инфекционную больницу на 12 лет Октября, 8. В приёмном покое врач не спеша начала заполнять необходимые документы. Мать, видя, что состояние ребёнка ухудшается, попросила градусник.
Ей совсем было плохо. Она была у меня на руках… вся белая. Температура была 38,9.
Дальше, по словам Тамары, врач отправила медсестёр за лекарствами. Те вернулись через 10 минут и сделали 2 укола. А врач всё также размеренно заполняла документы.
Мы были в приёмном отделении всё ещё. Уколы ей делали у меня на руках. А через полминуты она стала захватывать воздух ротиком и не выдыхала… А потом перестала дышать. Я врачу сказала, что она не дышит. А она мне ответила: «Не придумывайте!». Потом всё же подошла и увидела, что дочка не дышит. Они вызвали реаниматологов, меня выгнали и стали реанимировать. Когда приехала через 7 минут реанимация, то у них в руках даже не было чемоданчика с необходимыми лекарствами. Врач из реанимации отправил искать адреналин. В больнице его не было. Затем через 15 минут всё же принесли шприц и уже через 2 минуты мне вышли и сказали, что ребёнок умер. Они просто не успели… — с ужасом вспоминает Тамара эти последние 15 минут жизни дочери.
3 мая, в 11:40 малышки уже не стало. Девушка также сказала, что они написали заявление в больницу на имя главврача с просьбой предоставить выписку из истории болезни, какие препараты кололи дочери, но им ничего так и не выдали. Не удалось забрать и амбулаторную карту в поликлинике. Там родителям сказали, что её изъяли следователи.
<img class="wp-image-311888" src="https://smolnarod.ru/wp-content/uploads/2020/05/yZxLS144A84.jpg" alt="" />
Врач в приемной отделении, уже после того, как Полина умерла, сказала, что если бы привезли вечером 2 мая, то ребенка бы спасли… А в морге сказали, что ребенка не смогли реанимировать потому, что все аппараты и медикаменты для реанимации переведены в корпус с коронавирусными больными, — вспоминает девушка.
4 мая родителям выдали заключение о смерти. Причинами гибели младенца указаны «другие виды шока» и кишечная инфекция. В этот же день тело малышки отдали родителям. Тамара до сих пор пребывает в шоке. Единственное, что она хочет, чтобы правоохранительные органы проверили все обстоятельства гибели малышки и наказали виновных.
<img class="wp-image-311891" src="https://smolnarod.ru/wp-content/uploads/2020/05/7YJ-oZt1FfU.jpg" alt="" />
Мне сейчас звонили из следственного комитета, они возбудили уголовное дело, — сообщила Тамара уже после нашего с ней разговора.
Завтра родители приглашены на приём в следственное управление следственного комитета.
Тамара также рассказала, что малышка родилась в патологией: артериальная венозная мальформация вены Галена. Но в перинатальном центре Санкт-Петербурга заверили, что жизни ребёнка ничего не угрожает. Плановую операцию назначили на 6-месячный возраст ребёнка. Но до него она так и не дожила.
Фото предоставлены Тамарой Николаевой.
Текст: Смоленская народная газета

Читайте также
Вы не можете оставить комментарий.

Оставить комментарий

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.

Следите за нами в Twitter