«Тюменский» дом как приговор

«Тюменский» дом как приговор

Чиновники в Смоленской области не смогли поставить на расселение многоквартирный щитовой дом. Несмотря на то, что строение было признано аварийным еще в 2009 году, в федеральную программу переселения из аварийного и ветхого жилья оно так и не попало, т.к. официально не признано подлежащим расселению до сих пор. На конкретном примере мы расскажем о том, что если ваш дом по сей день не заявлен в программу, то его, скорее всего, не расселят никогда.
Гусинский "эксперимент"

В деревне Гусино мы оказались в рамках редакционной поездки по Краснинскому району. Местные активисты жалуются на власть в лице председателя районной Думы и по совместительству главы местных единороссов Игоря Тимошенкова. Единороссы активно зачищают поляну от конкурентов (в лице местных коммунистов), поскольку самые надежные рабочие места как раз и сосредоточены в органах власти. Кроме них, а также "островков"социальной сферы, работать в Краснинском районе, в общем-то, негде. На осень 2019 года запланированы выборы в районную Думу, поэтому борьба за власть обостряется.

О том, как справляется с работой краснинская администрация лучше других знают жители деревни Гусино. Здесь живет еще один антигерой нашей истории – глава поселения Наталья Хлебникова, к которой у жителей накопилось масса вопросов. Например, здесь, в Гусино, реализуется, не побоимся этого слова, эксперимент в сфере местного самоуправления. Глава поселения руководит администрацией (исполнительный орган власти), и она же является депутатом и председателем Совета депутатов Гусинского сельского поселения. Кроме нее еще три депутата одновременно являются муниципальными служащими в Гусинской администрации (вопреки ограничениям, заложенным в 11 ФЗ "Об основах муниципальной службы в Российской Федерации"), и один – работником МУПа, аффинированного с администрацией. Получается, что исполнительная власть поселения разрабатывает нормативные акты, а потом идет в зал заседаний и сама же голосует за их принятие, – негодует единственный беспартийный депутат в Краснинском районном Совете Игорь Саксонов. Чудеса!
"Когда ветер сильный – дом ходит ходуном"

Некоторые из таких нормативных актов касаются героев нашего репортажа – жильцов дома №35 по улице Октябрьской. 26 лет этот и соседний дома строили как временные бараки. Каркасные конструкции, т.н. "тюменские дома" из фанеры привезли уже бывшими в употреблении. Дома возводили для строителей из Тюмени, работающих в ПМК-10. Фундамент дома просел, а его износ усиливает канализация, которая течет прямо в подвал. По идее, отвод стоков должен вестись через центральную канализацию, но она здесь давно неисправна. Большинство жильцов, невзирая на запреты МЧС, используют газовые баллоны. Централизованного газоснабжения здесь нет, как нет и иной возможности готовить пищу.

– Мы живем здесь с 93 года. С тех пор в доме не произвели ни одного ремонта. Я работал здесь в мехколонне. Механизированная колонна, которая приехала с Севера, из Тюмени, и здесь, в Гусино, была ее база. Получил временную квартиру. Т.е. это было временное жилище. Но потом началась перестройка, дом передали на баланс местной администрации и с тех пор мы в этом доме и живем, – рассказывает один из жильцов.

Аварийность дома видна без комиссионных обследований. Об этом говорит как вздувшийся фанерный фасад, так и гнилые перекрытия внутри. Однако под каждое сомнение власть обязательно должна иметь соответствующую бумажку. Таковой стал акт обследования дома, проведенного в 2009 году. Заключением экспертизы, проведенной ООО "Проектный и проектно-технологический институт "Смоленскагропромтехпроект", дом №34 по ул. Октябрятской в д.Гусино признан аварийным и непригодным к дальнейшей эксплуатации. Как выяснится далее, эта экспертиза сегодня не стоит и ломаного гроша.

Заходим внутрь жилища. Крыльцо, которое не красилось с момента строительства дома, скрипучая дверь внутрь, "наскальная" живопись на стенах подъезда. Внутри – запах канализации, курева и сырости. Запах безысходности, в котором растет уже второе поколение жильцов. Нас встречает Вика, провожает на кухню. Вздувшиеся от влажности стены и потолки. Есть только холодная вода. Газа и горячей воды нет. Еду для себя и своих детей Вика готовит на электрической плитке. В 2005 году комиссия запретила хозяйке пользоваться газом. Далее следует "экскурсия" в туалет и ванную комнату.
"Я живу здесь 16 лет. В 2000 году я погорела, у меня на руках остался больной ребенок, сын, восьми лет от роду и трехмесячная дочка. Сама я инвалид и мать-одиночка двоих детей, вдова. Когда нам дали эту квартиру, здесь было еще хуже. В ванной и туалете я сама меняла полы", – рассказывает Вика.

Поднимаемся на второй этаж. Скрипучая деревянная лестница – пожалуй, самая "свежая" конструкция в фанерном доме. Ее поменяли год назад местные коммунальщики. На лестничной площадке видим электрический шкаф с хаотично торчащей из него разводкой проводов. Рядом – подпалина, как результат неоднократных возгораний. Жильцы уже привыкли тушить проводку самостоятельно.

Источник: Смоленская народная газета

Читайте также
Вы можете оставить комментарий, или trackback с Вашего сайта.

Оставить комментарий

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.

Следите за нами в Twitter