Громкое дело. Смоленский архив. «Жестокие «игры»

Громкое дело. Смоленский архив. «Жестокие «игры»

Пятнадцать лет назад в Смоленской области произошло изуверское убийство подростка, всколыхнувшее один из райцентров региона. Мальчика убили с особой жестокостью. Преступника нашли по горячим, вернее, кровавым следам на следующий день.
Убийца – ученик девятого класса. Мотив преступления – зависть. Школьник позарился на сотовый телефон товарища.
Трагедия разыгралась в канун Нового, 2007-го года. Праздника, который дарит детям веру в чудеса…

У каждого из нас в шкатулке души хранится упоительно - сказочная история, связанная с Новым годом и Рождеством. Мы бережем ее, воскрешая пронзительные воспоминания о пережитом, растаявшем в бездне лет, чуде.

Но есть и те, для кого новогодняя ночь превратилась в кошмар.

Трагедию, навсегда перевернувшую человеческие судьбы.

В ночь на 31 декабря 2006 года в одном из райцентров региона произошло то, во что трудно поверить и о чем нельзя вспоминать без слез. Непоправимое. Дикое.

Кровь на снегу

Это случилось ранним утром. Дремотный воздух провинциального городка разрезал пронзительный женский крик…

Рассказывает Инга Волкова:

«Я собиралась к восьми часам на работу. Вышла из дома и сразу же увидела на обочине распростертое тело. На дороге лежал парень. Снег вокруг него был утоптан. Мне показалось, что из головы натекла кровь. Позвала сына, тот позвонил в милицию».

Волкова отметит важную для органов следствия деталь: вечером 30 декабря город накрыло снегопадом, но на теле снега не было.

Прибывшие на место происшествия сотрудники милиции обнаружат следы борьбы. Станет ясно: труп криминальный.

Погибшего опознают. Парнишка из местных, деревенский, 1993 г.р. Школьник Валерий Борисов.

Выдержка из материалов уголовного дела:

«Потерпевшему нанесены повреждения в виде тупой травмы головы и множественные ушибленные раны. При вскрытии обнаружены кровоизлияния под мягкие мозговые оболочки и в вещество головного мозга с прорывом крови в желудочки».

О смерти сына мама Валеры узнает в середине дня.

Убитая горем женщина даст свидетельские показания:

«30 декабря около девяти часов вечера Валерка поехал к дедушке, он в райцентре живет. Взял с собой сотовый телефон. На следующий день я несколько раз звонила ему, но мобильник был отключен…

Когда мне сообщили, что Валера погиб, я не поверила. Он хорошим был, спокойным и сдержанным, всегда избегал дурных компаний».

Тело мальчика нашли неподалеку от дома, где жил его дед.

Следы ведут в сторону города

Осмотр места убийства Борисова показал, что паренька избили деревянной палкой с острыми краями. Штакетник, вырванный из забора, был в крови. Убийца наследил: «На участке, обильно пропитанном кровью, у камня, отчетливо отобразился отпечаток следа обуви, не принадлежавшей потерпевшему. Иных отпечатков следов не обнаружено».

Следы вели в сторону города.

Вспоминает оперуполномоченный местного РОВД:

«В составе группы я прибыл на место происшествия, где в самом конце улицы увидел неподвижно лежащее тело. Вокруг – бурые пятна. Труп осматривали прокурор и начальник милиции. По отпечаткам следов мы пошли в сторону поля. Вышли на проселочную дорогу, заметили еще один след – кто-то третий направился в сторону близлежащей деревни. След привел нас к дому, где жил Женя Петров…». Женя был дома и честно рассказал, что вчера поздно вечером гулял с погибшим Борисовым и Гогой Громовым, которого встретил на мосту. После того, как они расстались, отправился к себе в деревню, а ребята – в город. По всей видимости, решили сократить путь. Петров видел, что мальчишки двигались в сторону той самой улицы, где произошла трагедия".

Сотрудники правоохранительных органов убедились в том, что отпечатки следов уходящего были в крови, и доложили начальству: убить Валеру мог Григорий Громов.

Когда правоохранители вошли в дом Громовых, Гриша еще спал. Его разбудили, попросили родителей показать куртку, в которой их сын гулял ночью. На рукаве просматривалось бурое пятно…

Григория Громова доставили в РОВД и допросили.

Уравнение с неизвестным

Гриша рассказал, что вчерашний вечер провел на дискотеке в городском доме досуга. Был там примерно до часу ночи, а потом заскучал и решил пойти домой. На мосту встретил школьного дружка Женю Петрова и Валеру Борисова, которого знал наглядно.

«Предложил ребятам прогуляться по ночному городу, но они заартачились, - нехотя делился подробностями Громов. - Тогда от нечего делать я решил проводить Женьку, у стелы с указателем названия совхоза мы расстались.

Я побрел обратно в город, думал пройтись по парку. Меня догнал Валера, и мы пошли вместе. Борисов включил музыку в телефоне, и шагать стало веселей. Жаль, батарейка в сотовом быстро села, и мы начали болтать на всякие незначительные темы. Неожиданно Борисов взвился и обозвал меня обидным словом. Тут-то я и лягнул его по ягодицам, а потом ударил кулаком в нос. У Валерки пошла носом кровь, он сел на землю. Я поднял Борисова, и мы направились в сторону города.

Валера шел впереди, я за ним. Разговаривать уже не хотелось. Когда добрались до первых домов, Борисов неожиданно вырвал из забора штакетину и начал махать деревяшкой. Я сообразил, что он хочет ударить меня по голове. Увернулся пару раз, но он успел задеть по плечу. Через дубленку было совсем не больно – Борисов слабак! Тогда я стукнул Валерку кулаком в плечо, потом шлепнул разок по щеке. Кажется, дважды попал по лицу ладонью, и он упал.

Что было дальше, не знаю. Краем глаза заметил, что на дорогу вырулил какой-то молодой человек. Как он выглядел, я не запомнил. Джинсы, темная куртка и шапка, надвинутая на глаза…».

На вопрос следователя, «применял ли насилие к Борисову этот, как вы говорите, неизвестный?», Громов пожал плечами: «Не видел. Кто-то свистнул мне вслед, но оборачиваться я не стал. Слышал вскрик «отстань», а потом стало тихо».

После прогулки по парку Гриша вернулся домой и лег спать. Отец выразил недовольство: «Где ты шляешься допоздна? На часах три ночи. Завтра праздник, забыл?»

Праздника завтра не было, и не могло быть.

«Никто не верит, что он мог такое совершить…»

Ни у кого не вызвало сомнений, что версия самозащиты Григория липовая. Следов «третьего лишнего» у трупа Валеры так и не нашли. Да и пропавший новенький «Самсунг» Борисова нашелся довольно быстро. Юноша показал следователю, где спрятал гаджет убитого им мальчика.

2 января 2007 года парня взяли под стражу.

У родителей Громова поступок сына вызвал шок. «Никто не верит, что он мог такое совершить…», - не уставал повторять отец Григория.

Гриша родился недоношенным. Возможно, именно это обстоятельство и сыграло с ним злую шутку… В детстве мальчик не вызывал у матери и отца особого беспокойства. Учился хорошо, ладил с младшим братиком. А как подрос, тут и начались проблемы. В шестом классе посыпались двойки, родителей Громова стали вызывать в школу – ходили на педсоветы, как на работу: «Ваш сын не находит общего языка с товарищами, дерется. Не терпит, когда на него повышают голос и делают замечания. Очень болезненно реагирует, огрызается и грубит!»

Мать Гриши поделилась со следователем своей болью: «Недавно я обнаружила странности в поведении старшего сына. Когда он играл на компьютере, мог неожиданно и без всякой причины закричать. Иногда, сидя перед телевизором в кресле, начинал хохотать, хотя никаких смешных программ на ТВ не транслировали. Меня насторожило неадекватное поведение Григория, и я предложила ему пройти обследование у психиатра. Сын категорически отказался, кричал: «Я не дурак, и не нервный!»

Мой мальчик начал покуривать полгода назад, отец ругался на него. В нашем присутствии Гришка не курил. И не пил. Впервые напился в конце декабря 2006 года, его в очень плохом состоянии доставили домой сотрудники милиции…».

Прояснилась и история с телефоном. Отец подарил Григорию мобильник, однако парень радовался гаджету недолго: два месяца назад сотовый телефон украли, когда мальчишка беспечно резвился на дискотеке.

Он очень переживал по этому поводу.

Родители пообещали Громову купить новый, если парнишка закончит четверть без двоек.

Григорий понимал, что телефона ему не видать, как собственных ушей. Гришкин дневник пестрел «неудами»…

«Своих ошибок не признавал»

Одноклассники Григория Громова в один голос твердили: «Гога – самый сильный в классе, поэтому ему никто не мог дать отпор. Обижал девочек, мог «наказать» за «непослушание».

Классный руководитель:

«В начальных классах мальчик учился хорошо, даже получал почетные грамоты, но в дальнейшем интерес к учебе у него пропал. Гриша перестал выполнять домашние задания, пропускал уроки, опаздывал на занятия. В школе вел себя агрессивно, оскорблял и обижал ребят слабее его. Мог ударить, вел себя вызывающе. Выражался нецензурно и нередко срывал уроки.

Не терпит нареканий, стремится подчеркнуть свое превосходство. В классе друзей у него не было – Григорий стремился общаться со старшеклассниками. Мать не скрывала: сын стал неуправляемым, и она не в силах с ним справиться.

Накануне преступления (это произошло 27 декабря 2006 года) Громов явился на новогодний вечер в нетрезвом виде и был удален».

Учитель физкультуры:

«Физически Громов развит очень хорошо, в отличие от погибшего Борисова. Валера был послушным и неконфликтным подростком. Григорий создавал много проблем, пререкался на занятиях. Издевался и подшучивал над одноклассниками, не терпел обид. Своих ошибок не признавал».

Социальный педагог:

«Громова в нетрезвом состоянии доставили в отделение милиции, что послужило основанием поставить его на учет в инспекцию по делам несовершеннолетних. Проведение с трудным подростком профилактических бесед результата не дало: Гриша не шел на контакт.

то показала экспертиза института имени Сербского?

Психологи и психиатры досконально изучили личность несовершеннолетнего убийцы. «В поведении Громова отмечается демонстративность, характерно стремление к лидерству, жажда привлечь к себе внимание окружающих. Самоуверен, импульсивен, задирист, груб и ленив, упрям и эгоистичен».

Но это были «цветочки»…

Эксперты выявили у юноши признаки органического расстройства личности «в связи с ранним повреждением головного мозга на фоне атипично протекающего пубертатного криза».

Что и подтвердили в мае 2007 года специалисты Государственного научного центра имени Сербского (Москва): «признаки органического эмоционального лабильного расстройства в совокупности со смешанными заболеваниями». Плюс вредные последствия пагубного употребления алкоголя».

В момент совершения преступления Громов в состоянии физиологического аффекта не находился.

Экспертиза доказала бесспорный факт: пятнадцатилетний подросток, убивший своего сверстника, нуждается в принудительном психиатрическом лечении.

Гриша до последнего придерживался линии защиты: «Телефон оказался в кармане моей дубленки случайно. Обнаружил мобильник Борисова только когда пришел домой. Ну и положил его под стреху курятника – хотел назавтра вернуть. Убивать Валеру не хотел, защищался. Бил ладонями по лицу».

(Следствием установлено: бил настолько сильно, что после этих ударов мальчик падал). И только потом наконец-то признался: «В памяти отложилось, что я ударил Валерку штакетиной раз ПЯТЬ»…

При вынесении судебного решения были учтены смягчающие обстоятельства: преступление, хоть и относящееся к категории особо тяжких, совершено Громовым впервые. Григорий нашел в себе силу написать явку с повинной и добровольно выдал похищенный у Борисова телефон. К тому же нельзя списать со счетов и психическое расстройство (впрочем, не исключающее вменяемость).

Приговор районного суда был суровым, но справедливым. Григория Громова признали виновным в совершении умышленного убийства (ч.1 ст. 105 УК РФ) и краже (ч.1 ст. 158 УК РФ).

Убийцу Валеры Борисова осудили на пять лет и шесть месяцев лишения свободы с отбыванием в воспитательной колонии. За хищение гаджета – к штрафу в размере одной тыс. рублей, который, в силу ч. 2 ст. 88 УК РФ, взыскали с родителей Громова. Также Григорию назначили принудительную меру медицинского характера в виде амбулаторного наблюдения и лечения у психиатра.

Основано на реальных событиях. Имена и фамилии действующих лиц из этических соображений изменены.

P.S.

Первоначальный судейский вердикт был отменен. 25 декабря 2007 года Григорию Громову вынесли окончательный приговор по ч.1 ст. 105 УК РФ: восемь лет лишения свободы с отбыванием наказания в воспитательной колонии.

По ч.1 ст.158 УК РФ суд приговорил Громова к обязательным работам на срок 150 часов. Путем частичного сложения наказания Григорий был осужден на восемь лет и десять дней лишения свободы.

Громов не спешил остепениться даже в местах не столь отдаленных. В мае 2010 года был осужден Калужским районным судом Калужской области по ч.1 ст. 321 УК РФ (применение насилия, не опасного для жизни или здоровья осужденного) и, в силу ст.70 УК РФ. Приговор - пять лет и шесть месяцев лишения свободы с отбыванием в колонии общего режима.
Григорий освободился в ноябре 2015 года и наконец - то вдохнул вольный воздух…

Источник Рабочий путь

Читайте также
Вы можете оставить комментарий, или trackback с Вашего сайта.

Оставить комментарий

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.

Следите за нами в Twitter