Особенности национальной нечисти

Особенности национальной нечисти

В отличие от смоленской нечисти, белорусская тяготеет к европейским традициям

Смоленские аномальные зоны и духи
На Смоленщине довольно большое количество аномальных зон. «Дурные», «проклятые» места, «чертовы» овраги и перекрестки – не редкость в нашем регионе. Часто эти места связаны с несчастными случаями и гибелью людей. На подъезде к поселку Пржевальское есть Воробьевский перекресток – в прошлом место многочисленных аварий. Не менее знаменит этим и Чертов ров, находящийся в северном направлении, на пути к деревне Подосинки. Местные жители деревни Петраково рассказывают о таинственном месте у озера Петраковское, в котором на человека находит непонятный страх, и сразу же хочется уйти прочь. Конечно, это далеко не все «проклятые» места «Смоленского Поозерья».
На болотах местные жители и пытливые туристы встречают кикимор, у рек – русалок, в лесной чаще теряют дорогу, поддавшись хитростям лешего. В малонаселенных деревнях, где нет электричества, а Интернет и вовсе неизвестен, жители верят в домового, полевого, банника и прочих духов, помогающих или мешающих человеку в какой-то сфере жизни. Конечно, таких деревень осталось не так уж и много, а большинство находится на грани вымирания. На границе Демидовского района и Тверской области забредший в глушь путешественник может встретиться в деревне с единственным ее обитателем, живущем вне благ цивилизации. И, конечно, не без мистического мироощущения. Местный житель, радушно встретив гостя, расскажет, как трудно ему добираться до ближайшей деревни, где есть магазин, потому что леший следы на поле путает. Поделится он и проблемами с рыбалкой: водяной сети рвет, рыбу русалки распугивают. Корова сдохла – виноват, конечно, домовой, а баня сгорела – понятное дело, банник на что-то обиделся.

Белорусская нечисть с европейским лицом
Совсем по-другому ведет себя белорусская нечисть. Дело здесь отнюдь не в разнице государственного устройства. В Беларуси не встретишь запустения в сельской глубинке, так что зловредным духам развернуться негде. Конечно, где-нибудь в Витебском районе, в окрестностях поселка Сураж, можно встретиться с суеверной деревенской жительницей. Но в целом для республики, особенно ее западных территорий, да и столичного региона, характерны «западные» представители потустороннего мира. Домовые, лешие и водяные с русалками уступили место призракам, вампирам и ундинам. Одним словом – Европа!

Обитатели водонапорной башни
Есть в белорусской столице достопримечательность – водонапорная башня. Рассказывают, что при строительстве инженерного сооружения в 1910 году с высоты сорвался и разбился насмерть рабочий. Так как у него не нашлось родственников, тело захоронили рядом, у железнодорожных путей, никак не обозначив места.
Неприкаянная душа скоро дала знать о себе: зловещий призрак начал пугать работников башни и путевых обходчиков. Полупрозрачный силуэт то и дело появлялся у места трагедии. Произошедшие вскоре революционные события заставили минчан на время забыть о случившемся, но, увы, ненадолго.
В 20-е и 30-е годы произошло несколько самоубийств молодых рабочих: решив свести счеты с жизнью, они бросались вниз с водонапорной башни. В итоге на объект обратили внимание минские чекисты, но, не найдя ничего контрреволюционного, оставили башню без внимания.
Таинственные события вокруг водонапорной башни и железной дороги продолжались еще долгое время. В 1927 году при невыясненных обстоятельствах на дрезине погиб председатель ГПУ БССР Опанский, затем последовало еще несколько смертей.
Говорят, что трагедии на башне продолжались и в 90-е годы прошлого века: несколько молодых людей покончили с собой, на рельсах у сооружения в результате несчастного случая погиб не один человек.

Призрак эсера Пулихова ищет врагов
Пищаловский замок, известный как Володарка, был построен в 1825 году как городской острог. В его стенах находили свое временное (а порой и последнее) пристанище противники царского режима. Жестокие пытки и казни в Володарке были обычной практикой. Сегодня жертвы Третьего отделения и столыпинских военно-полевых судов являются сотрудникам тюремной охраны.
Наиболее известным узником тюрьмы стал эсер Пулихов, осуществивший покушение на минского губернатора Курлова. В итоге террорист был повешен в башне Пищаловского замка. Бунтарская душа не обрела покоя, и призрак эсера, тайно похороненного товарищами, является тюремной охране до сих пор.
То и дело в коридорах замка и той самой башне появляется тень террориста. Сотрудники охраны уверяют, что Пулихов ищет своего соседа по камере Хохлова, сообщившего о подготовленном им побеге руководству тюрьмы.
Исторические события пополнили Володарку новыми привидениями. Энергетика тюрьмы не меняется год от года: на сегодняшний день Пищаловский замок – единственное место в республике, где приводится в исполнение смертный приговор.

Привидения западных замков
Запад Белоруссии отличается древностью происходящих здесь мистических явлений. В замках здешних магнатов случалось много ужасающих событий, отголоски которых возникают из прошлого и сегодня.
Так, на развалинах Кревского замка появляется призрак несчастной девушки, спасшей жизнь будущему князю ВКЛ Витовту. В конце XIV века князь оказался в заточении из-за междоусобицы с польским королем Ягайло. Ему был вынесен смертный приговор, но молодая служанка переоделась в мужское платье и помогла Витовту бежать. Разгневанный Ягайло приказал казнить служанку. С тех пор привидение тревожит случайных ночных прохожих.
Естественно, не только Кревский замок знаменит своими призраками. В Несвиже, бывшем владении Радзивиллов, является Черная Дама – возлюбленная польского принца, отравленная по указанию его матери. Рядом с Мирским замком, в озере, вырытом крепостными, ежегодно тонет двое мужчин. Водоем прокляла ведьма, чей сын погиб во время рытья котлована.
Белорусские призраки выбирают свой ареал обитания не только в замках, но и в монастырях. Известна трагическая история Гольшанского монастыря. При его строительстве долгое время не удавалось возвести одну из стен. Постройка давала трещину. Строители поклялись замуровать в стену первую женщину, которая появится на стройке. Ею оказалась молодая жена одного из рабочих. О ритуальном убийстве давно забыли. Но во время последней реконструкции монастыря из злополучной стены были извлечены человеческие кости. Останки не захоронили, а выбросили на свалку. С тех пор стена монастыря вновь стала давать трещину, а на портрете неизвестной женщины в одном из залов вспыхивают глаза и встают дыбом волосы.
Само собой разумеется, что таких историй по Белоруссии из уст в уста передается огромное количество. Если на Смоленщине мы встречаем традиционных представителей славянской демонологии, то в соседнем государстве представители потустороннего мира – европейские. Так что вполне справедливо сказать о том, что родство славянских народов на нечистую силу не распространяется.

Комментарий эксперта
Сергей Мартинович, магистр истории, аспирант Института подготовки научных кадров Национальной академии наук Республики Беларусь, главный хранитель фонда Витебского районного историко-краеведческого музея (г. Витебск):
– Различия между белорусской и смоленской нечистью связаны с долгим периодом вхождения этих земель в состав разных государств. В то время как на востоке было создано централизованное Русское государство, Беларусь входила в состав Великого Княжества Литовского и Речи Посполитой.
Здесь строились замки на европейский манер, перенимались элементы западноевропейской мифологии. Если в России главными героями легенд являются духи, сопровождающие крестьян в повседневном труде, то в Беларуси куда чаще рассказывают о призраках в замках, чертях в костелах, в образе которых предстают жестокие паны, магнаты и духовенство, насильственно окатоличивавшие православный народ.

Сергей Прохоров,МК - Смоленск

Читайте также
Вы не можете оставить комментарий.

Оставить комментарий

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.

Следите за нами в Twitter